Берта фон Зутнер

Берта фон Зутнер (9 июня 1843 — 21 июня 1914)

Берта фон Зутнер (Bertha Sophie Felicitas Freifrau von Suttner) — австрийская писательница, фурия и генералиссимус пацифистского движения. Автор книги «Долой оружие!». Лауреат Нобелевской премии мира (1905). 

Цитаты

Я хотела быть полезной Лиге мира. Могла ли я сделать это лучше, чем написать книгу, которая пропагандировала бы её идеи? Я подумала, что наиболее эффективно смогу сделать это в форме истории.

Сторонники пацифизма прекрасно понимают, насколько скудны их ресурсы личного влияния и власти. Они знают, что их всё ещё немного и они слабы, но когда они реалистично рассматривают себя и идеал, которому служат, то видят себя слугами величайшей из всех причин. 

Понятиями религии нельзя оправдать костры, понятием Родины — массовые убийства людей, а наукa не даёт правa мучить животных.

Не ищите добра извне: ищите его внутри себя, иначе вы никогда не найдёте его. 

Помогать после любить — самый красивый глагол в мире.

Берта фон Зутнер в 1903 году
Берта фон Зутнер в 1903 году

О войне и мире

Одно из вечных прав — это право человека на жизнь. Самый сильный из всех инстинктов — инстинкт самосохранения — является отстаиванием этого права, подтверждённого и освящённого древней заповедью «Не убий».

Мне нет необходимости указывать на то, как мало соблюдаются это право и какова эта заповедь в нынешнем состоянии цивилизации. До настоящего времени военная организация нашего общества была основана на отрицании возможности мира, презрении к ценности человеческой жизни и принятии побуждения к убийству.

Никакому разумному человеку не придёт в голову смывать чернильные пятна чернилами, а масляные маслом. И только кровь должна то и дело быть смываема кровью.

Каждая война даёт семена новой войны.

Строятся форты, производятся подводные лодки, целые регионы заминированы, а самолёты испытываются на предмет их боевого применения. Всё потому, что кажется, что нападение на ближнего — неизбежная и самая важная функция нации.

Странно, насколько люди слепы. Их ужасают камеры пыток Средневековья, но они гордятся тем, что их арсеналы полны оружия.

Следующая война будет настолько ужасной, как никакая другая до неё.

«Война войне!» Этот клик должен подняться со всех сторон, из миллионов уст, и пронестись с силой урагана.

Об отношении к живым существам

Тот, кто безжалостен к бедным беспомощным существам, стоящим ниже его, не имеет права при собственной беспомощности молиться, обращаясь ко Всевышнему: «Господи, помилуй!»

Великое изречение Будды: «Это ты сам», не должно быть забыто никем. Это значит: в каждом создании узнавай себя самого, люби его, как самого себя, потому что все вместе вы составляете одно Тело Божие. Это ты сам… эгоизму хотелось бы не слышать этого, потому что подобное убеждение навлекает на нас много страдания, но вместе с тем оно является для нас и источником глубочайшей радости. Наслаждение возможно только при отожествлении нашего «я» с понятием «ты» о нашем ближнем, отожествление же нашего «я» со всем остальным миром есть высшая мудрость. «Это ты сам» — этого не чувствовал дикарь, скальпировавший и распинавший своего врага; этого не чувствовал средневековый суеверный инквизитор-судья, да заурядные люди и поныне этого не сознают относительно своих собратий; относительно же бессловесных, беззащитных созданий животного мира многие ли из нас сознают это?

Всегда всякий самый жестокий, самый безбожный обычай искал себе оправдания в высшей, из него исходящей пользе; и чем он был бессмысленнее, тем считался мудрее, чем немилосерднее — тем более выставлялась на вид его святость. Ведь все сожжённые живыми колдуньи, все истерзанные раскалёнными щипцами преступники, все на поле битвы убитые воины и истреблённые в европейских колониях туземцы — все они принесены были в жертву высшим целям — чистоте веры, справедливости закона, любви к отечеству и распространению цивилизации; страдания отдельных личностей всегда почитались за ничто пред великой пользой из них вытекавшей для всего общества.

И против основания священных учреждений пыток не посмел восстать никто; решавшийся поднять по этому поводу голос считался невежественным, чуть ли не преступником. Я же думаю и открыто исповедую: выше предполагаемой пользы неопределённой всеобщности стоит ненарушимое право каждого отдельного живого существа не подвергаться мученью.

У того, кто находится на расстоянии от событий и не может поэтому слышать крики жертв и видеть их конвульсии, но, зная о них, остаётся равнодушен к крикам и трепыханиям, у того несомненно есть нервы, но сердца у него нет.

«Долой оружие!», издание 1899 года
Роман «Долой оружие!», издание 1899 года

Из книги «Долой оружие!»

Причина всех зол именно та, что большинство не хочет размышлять!

Пока понятие «вражда» будет санкционировано между людьми, до тех пор заповедь человеколюбия не сделается общепризнанной.

История, в том виде, как она преподаётся юношеству, внушает особенный энтузиазм к войне. Занимаясь этим предметом, ребёнок рано привыкает думать, будто бы государи только и делают, что дают сражаются, что война необходима для развития государства, что она — неизбежный закон природы и непременно должна разгораться время от времени, потому что от неё нельзя уберечься, как от морских бурь и землетрясений.

Всякая война, каков бы ни был её исход, непременно таит в себе зародыш следующей войны, потому что всякое насилие нарушает чьё-нибудь право.

О, несчастные люди, пока вы сами не научитесь повиноваться завету любви, вложенной вам в сердца Господом Богом, до тех пор будут напрасны ваши моления; пока вы не уничтожите жестокости в отношении к своим ближним, вам нечего надеяться на небесное милосердие…

Подпись Берты фон Зутнер

Просмотры 105 , сегодня 1 

Похожие статьи